Божественность женщины

Категория: душевная готовность / психическое состояние, Нейро-лингвистическое программирование (НЛП), Новости, Парамедицина, Парапсихология, Сферы жизни - Мар 10, 2013

Божественность  женщины

Любовь

Что такое любовь?

Определение любви зависит от многих факторов. Сколько существует людей, столько и видов любви. Любовь — это иерархия: от низшей ступени к высшей, от секса к сверхсознанию. Существует много ступеней, много уровней любви. Все зависит от человека. Те, кто находятся на самой низкой планке, и те, кто находятся на вершине этой иерархической лестницы, совершенно по-разному понимают любовь.

У Адольфа Гитлера одно понимание любви, а у Гаутамы Будды другое; и они диаметрально противоположны, ведь это две крайности.

На низшем уровне любовь — это что-то вроде политики, политики силы. Если любовь испорчена идеей главенства, господства, она становится политикой. Не имеет значения, называешь ли ты ее политикой или нет, она остается таковой. Миллионам людей ничего не известно о любви, они знают только эту политику, царящую между мужьями и женами, бой-френдами и герл-френдами. Это политика, все сводится только к политике: человеку хочется управлять другим.

Человеку нравится доминировать; любовь — это не что иное, как подслащенная политика, горькая пилюля в сладкой оболочке. Человек говорит о любви, но глубоко внутри него скрывается стремление эксплуатировать другого. Я не говорю, что это делается сознательно или преднамеренно, человек еще недостаточно сознателен для этого. Он не в состоянии делать это сознательно; все происходит бессознательно, автоматически.

Вот почему такое сильное стремление к обладанию и такая сильная ревность стали частью, неразрывной частью любви человека. Вот почему любовь порождает больше страданий, чем радости. Девяносто девять процентов любви — это горечь; и только один процент составляет та сладкая оболочка, которой человек подсластил свою горечь. Но рано или поздно сахар исчезает.

В самом начале отношений, в дни медового месяца, ощущения человека самые сладостные. Но постепенно сахарная оболочка тает, обнажая горькую реальность, и отношения становятся малоприятными.

Миллионы людей приняли решение никогда больше не любить себе подобных. Лучше полюбить собаку, кошку, попугая, лучше полюбить машину, ибо ими можно беспрепятственно управлять и объект твоей любви не стремится властвовать над тобой. Здесь все просто, все намного проще, чем с человеком.

На одной вечеринке хозяйка случайно подслушала разговор одного обходительного джентльмена с другом.

— О, я обожаю ее. Я преклоняюсь перед ней, — произнес джентльмен.

— Я бы тоже ее обожал, если бы она была моей, — поддержал его друг.

— Какая у нее походка, какая грация! Какие прекрасные карие глаза, как гордо поднята голова…

— Тебе просто повезло.

— Ты знаешь, что больше всего приводит меня восторг? Как она покусывает меня за ухо.

— Сэр, — вмешалась хозяйка, — я не могла не слышать ваших страстных слов. В дни, когда все кругом разводятся, я не могу не восхищаться человеком, столь страстно влюбленным в свою жену.

— Жену? — удивился джентльмен. — Нет, я имел в виду свою лошадь — чемпионку скачек!

Люди влюбляются в лошадей, собак, животных, в машины, вещи. Почему так происходит? Потому, что любовь к человеку превратилась в сплошной ад, непрекращающийся конфликт: постоянные склоки, постоянные хватания друг друга за горло.

Это — низшая форма любви. В ней нет ничего плохого, если использовать ее как мостик, как медитацию. Если наблюдать за ней, если постараться понять ее, то в самом этом понимании человек достигает более высокой ступени, он начинает двигаться вверх.

Только на высшем уровне, когда любовь перестает быть зависимостью, когда любовь — это состояние твоей души, лотос полностью раскрывается, источая тончайший аромат, но это происходит только на высшей ступени. На самой низкой ступени любовь остается политикой. На самой вершине любовь — религиозное состояние сознания.

Я тоже тебя люблю, Будда тебя любит, Иисус любит, но их любовь не требует ничего взамен. Они дарят любовь просто из-за радости поделиться ею, это не сделка. Отсюда ее сияющая красота, отсюда ее трансцендентальная красота. Эта любовь превосходит по силе все те радости, которые ты когда-либо испытывал.

Когда я говорю о любви, то я говорю о ней как о состоянии. Она безадресна: ты не любишь кого-то определенного, ты просто любишь. Ты сам — любовь. Вместо того чтобы говорить о своей любви к кому-то, лучше сказать, что ты сам — любовь. Таким образом, тот, кто способен принять участие, принимает его. Каждый, кто может выпить из бесконечного источника твоего бытия, может это сделать: ты здесь, и ты не ставишь никаких условий.

Но это реально лишь в том случае, если любовь становится медитативной.

Слова "медицина" и "медитация" происходят от одного и того же корня. Любовь, как известно всем, похожа на болезнь: она нуждается в лечении медитацией. Проходя через медитацию, она очищается. Чем чище становится любовь, тем сильнее экстаз.

Нэнси пила кофе с Элен.

— Откуда ты знаешь, что муж любит тебя? — спросила Нэнси.

— Каждое утро он выносит мусор.

— Но это не любовь. Это хорошее ведение хозяйства.

— Муж дает мне столько денег, сколько мне необходимо.

— Но и это не любовь. Это щедрость.

— Мой муж никогда не заглядывается на чужих женщин.

— Это не любовь. Это плохое зрение.

— Джон всегда открывает дверь передо мной.

— Это не любовь. Это хорошие манеры.

— Джон целует меня даже тогда, когда я наемся чеснока и когда я ношу бигуди.

— А вот это любовь!

У каждого свое понятие любви. И лишь когда человек приходит к такому состоянию, когда исчезают все представления о любви, когда любовь — уже не идея, а состояние души, только тогда он познает ее свободу. Тогда любовь становится Богом. Тогда любовь становится высшей истиной.

Пусть любовь пройдет через медитацию. Наблюдай за ней: наблюдай за хитросплетениями своего ума, наблюдай за политикой силы. Ничто, кроме постоянного наблюдения, не поможет. Когда ты говоришь что-то своему мужчине или своей женщине, понаблюдай: какой подсознательный мотив здесь кроется? Почему ты говоришь это? Есть ли мотив? В чем он? Осознай этот мотив, извлеки его на уровень сознания, ибо это один из секретов трансформации твоей жизни: все, что становится осознанным, исчезает.

Твои мотивы остаются неосознанными, вот почему ты не можешь избавиться от них. Осознай их, вытащи их на поверхность, и они исчезнут. Когда вырываешь дерево и оставляешь корни на солнце, оно гибнет, ибо корень может жить только во мраке почвы. Твои мотивы тоже живут во мраке подсознания. Значит, преобразовать твою любовь можно единственным путем: вытащить все неосознанные мотивы на уровень сознания. Постепенно эти мотивации исчезнут.

Когда любовь немотивированна, безусловна, она становится величайшим событием в жизни любого человека. Тогда любовь сродни чему-то высшему, запредельному.

Вот значение слов Иисуса о том, что "Бог есть любовь". Я же вам говорю: "Любовь — это Бог". О Боге можно забыть, но не забывай о любви, ибо именно через очищение любви приходит человек к Господу. Если ты полностью забудешь о Боге, ты ничего не потеряешь. Но не забывай о любви, ведь любовь — это мост. Любовь — это алхимический процесс превращения твоего сознания.

(Unio Mystica)

Можно ли по-настоящему любить кого-то, не освободившись от эго?

Чтобы любить, нужна необычайная смелость, так как первостепенное требование любви — это отказ от своего эго. А человек очень боится потерять эго. Для него это сродни самоубийству. Так кажется лишь потому, что, кроме эго, нам ничего большее не известно.

Мы отождествляем себя с нашим эго, и, естественно, теряя эго, мы убеждены, что мы теряем свою индивидуальность. Но это не так. В действительности истина заключается как раз в противоположном: до тех пор, пока человек не отбросит свое эго, он не сможет познать свою индивидуальную сущность. Эго — это притворщик, нечто фальшивое, псевдо, надуманное. Реальность можно познать лишь в момент отказа от эго. В противном случае нереальное скрывает реальное. Нереальное закрывает реальное, как тучи закрывают солнце.

В любви необходимо отказаться от эго. Следовательно, любовь может стать дверью в рай. Можно начать любить определенного человека, а закончить любовью неопределенной, любовью ко всем. Человек становится похожим на окно, открытое бескрайнему небу. Но нужно абсолютно четко осознать, что эго необходимо принести в жертву любви.

Людям хочется любви, но одновременно они цепляются за свое эго. Поэтому любовь никогда не становится для них реальностью. Люди рождаются и умирают, так и не вкусив нектара любви. И если человек никогда не любил, то он, собственно, и не жил. Он упустил суть.

(The Sound of One Hand Clapping)

Я всегда думала, что любила кого-то, на протяжении всей своей жизни. Сейчас же, впервые встретившись с Тобой, я задаю себе вопрос: а любила ли я вообще когда-нибудь? Способна ли я на любовь? Способна ли я полюбить Тебя?

Твоя главная ошибка заключается в том, что ты всегда любила кого-то.

Это самое главное заблуждение, типичное для всех людей: их любовь всегда направлена на кого-нибудь, адресована кому-нибудь, но, когда любовь предназначается кому-то, она погибает. Как будто ты говоришь: "Я буду дышать только для тебя, и, если тебя не будет, как я смогу дышать без тебя?" Любовь можно сравнить с дыханием. Любовь может быть только качеством, присущим человеку; и, где бы ты ни был, с кем бы ты ни был, даже если ты совсем один, любовь постоянно переполняет тебя. Задача не в том, чтобы любить кого-нибудь, задача в том, чтобы самому стать любовью.

Люди разочаровываются в своем опыте любви не потому, что что-то не так с самой любовью. Они сужают любовь до маленькой капли, так что океан любви не может оставаться там. Невозможно вместить в себя океан, это не маленький ручеек. Любовь — это вся твоя сущность, любовь — это вся твоя Божественность.

Нужно спросить себя, любишь ли ты сам. Вопрос об объекте любви не возникает. Когда ты с женой, ты любишь свою жену; когда ты с детьми, ты любишь своих детей; когда ты со слугами, ты любишь слуг; когда ты с друзьями, ты любишь друзей; когда ты с деревьями, ты любишь деревья; когда ты с океаном, ты любишь океан.

Ты и есть любовь.

Любовь не нуждается в объекте, любовь — это излучение твоей сущности, излучение твоей души. Чем больше излучение, тем больше душа. Чем шире крылья твоей любви, тем больше небо твоей души.

Ты жила, заблуждаясь, как и все человечество. Сейчас ты спрашиваешь: "Способна ли я полюбить Тебя?", и ты вновь заблуждаешься. Просто спроси: "Могу ли я стать любовью?"

Когда ты со мной, тебе не нужно думать о том, как полюбить меня; это доказательство того, что ты не освободилась от старых ошибок. Здесь тебе нужно научиться просто быть любовью. Естественно, твоя любовь достигнет и меня, и других. Эта вибрация будет окружать тебя, она будет распространяться повсюду. И если так много людей просто излучают любовь, песню, экстаз, то весь мир становится храмом. Нет других путей превратить его в храм. Весь мир наполнится новым видом энергии, и каждый получит свою долю любви; ведь так много людей вокруг излучают свою любовь, что не будет обделен ни один человек; любовь всеобъемлюща.

Осознай свою ошибку. Жизнь — не что иное, как возможность для процветания любви. Если ты жив, то вероятность любви всегда рядом с тобой, вплоть до последнего вздоха. Ты можешь потратить впустую всю свою жизнь, но, если ты сможешь быть любовью в последний миг своей жизни, на последнем вздохе, то ты ничего не потерял, ибо одно мгновение любви равнозначно любви вечной.

(The Rebellious Spirit)

Ты как-то сказал, что мы рождаемся в одиночестве, живем в одиночестве и умираем в одиночестве. Но, похоже, с момента своего появления на свет, что бы мы ни делали, кем бы мы ни были, мы ищем общения с другими; более того, в плане интимных отношений нас обычно привлекает какой-нибудь один, конкретный человек. Не мог бы Ты прокомментировать подробнее?

Проблема, которую ты затронула, является проблемой всего человечества. Мы рождаемся в одиночестве, живем в одиночестве и умираем в одиночестве. Уединение — это сама суть нашего бытия, но мы не осознаем этого. Поскольку мы не осознаем этого, то мы остаемся чужими для самих себя; и вместо того, чтобы принимать наше уединение как изумительную красоту и блаженство, тишину и мир, как единство с жизнью, мы неправильно понимаем его как одиночество.

Одиночество часто путают с уединением. Если смешивать эти два понятия, то меняется все содержание. Уединение несет красоту и великолепие, а одиночество — бедность, мрак, уныние; первое положительно, второе отрицательно.

Каждый стремится убежать от одиночества. Одиночество похоже на рану; оно приносит боль. Его можно избежать лишь одним способом: стать частью толпы, стать частью общества, создать семью, иметь мужа или жену, иметь детей. В этой толпе человек обретает возможность забыть о своем одиночестве.

Но никому еще не удавалось избежать одиночества. Можно пытаться игнорировать то, что природно для человека, но забыть это невозможно, оно будет постоянно напоминать о себе. Проблема лишь обостряется, ибо ты никогда не видел одиночество таким, как оно есть; для тебя всегда было само собой разумеющимся то, что человек рождается, чтобы быть одиноким.

Эти два английских слова — уединение и одиночество — словарь трактует одинаково; это показывает ограниченность ума составителей словарей. Они не понимают эту огромную разницу между одиночеством и уединением. Одиночество — это пропасть, брешь. Чего-то не хватает, чем-то нужно ее наполнить, но наполнить ее невозможно, прежде всего потому, что имеет место недоразумение. С возрастом пропасть увеличивается. Люди боятся оставаться наедине с собой, совершая всякие глупости. Я видел, как люди играют в карты сами с собой, ибо не с кем больше играть. Уже придумали игры, когда играющий действует и от имени партнера.

Каждый хочет быть чем-то занятым. Эта занятость может быть связана с людьми, может быть связана с работой… Среди нас есть трудоголики, они боятся наступления выходных, не знают, чем заняться. Когда они ничего не делают, то остаются наедине с собой, а это для них невыносимо.

Небезынтересно будет узнать, что самое большое количество происшествий в мире приходится на выходные дни. Люди мчатся в своих автомобилях в места отдыха, на морской берег, в горы, бампер к бамперу. Поездка может занять восемь часов, десять часов, и там им совершенно нечего делать, ибо та же самая толпа прибыла вместе с ними. В это время их дом, их район, их город становится более тихим, чем этот морской курорт. Сюда приехали все. Нужно быть чем-то занятым…

Люди играют в карты, шахматы, люди часами смотрят телевизор. Средний американец смотрит телевизор пять часов в день; люди слушают радио, лишь бы не остаться наедине с собой. Вся эта кипучая активность преследует только одну цель: не оставаться одному, это очень страшно. И эта мысль позаимствована у других. Кто сказал тебе, что быть одному — это страшное состояние?

Послушай тех, кто познал уединение; их мнение совершенно противоположно. Они ответят, что нет ничего более прекрасного, ничего более успокаивающего, ничего более веселого, чем просто быть одному.

Но ты прислушиваешься к толпе. Людей, живущих в недоразумении, большинство, так что никому нет дела до какого-то Заратустры или Гаутамы Будды. Эти единичные личности могут ошибаться, могут испытывать галлюцинации, могут обманываться или обманывать других, но миллионы не могут ошибаться. И миллионы подтвердят, что нет ничего более ужасного в жизни, чем оставаться наедине с собой; это ад.

Любое действие, порожденное страхом, ужасом остаться наедине с собой, не может принести удовлетворения. Отравлен сам корень. Ты не любишь свою женщину, ты используешь ее для того, чтобы не быть одиноким. И она тебя не любит. Она страдает от той же паранойи, она использует тебя, чтобы не оставаться одинокой.

Конечно, во имя любви может случиться все, кроме самой любви. Могут быть драки, могут быть споры, но даже они лучше, чем одиночество: по крайней мере, рядом кто-то есть, ты занят, ты можешь позабыть о своем одиночестве. Но любовь в этом случае невозможна, ибо нет самого ее фундамента.

Любовь никогда не вырастает из страха.

Ты говоришь: "Ты как-то сказал, что мы рождаемся в одиночестве, живем в одиночестве и умираем в одиночестве. Но, похоже, с момента своего появления на свет, что бы мы ни делали, кем бы мы ни были, мы ищем общения с другими".

Стремление к общению с другими — это не что иное, как желание избежать одиночества. Даже грудной ребенок ищет, чем бы ему заняться, и если ничего не находит, то начинает сосать свой собственный большой палец на ноге. Это абсолютно бесполезное занятие, ни к чему оно не приведет, но это занятость. Он занят чем-то. На вокзалах, в аэропортах можно увидеть маленьких мальчиков и девочек, несущих плюшевых мишек, они не могут без них заснуть. Сумерки делают их одиночество еще более опасным. Плюшевый мишка — крепкая защита, дети чувствуют, что они не одни. А твой Бог — это не что иное, как плюшевый мишка для взрослых.

Ты не можешь жить такой, как ты есть. Твои отношения с людьми — это не отношения, это уродство. Ты используешь кого-то, и ты отлично знаешь, что кто-то использует тебя. Использовать кого-нибудь — значит унизить его до уровня вещи, товара. Ты совершенно не уважаешь человека.

"Более того, — говоришь ты, — в плане интимных отношений нас обычно привлекает какой-нибудь один, конкретный человек".

Этому есть психологическое объяснение. Тебя воспитывали мать и отец. Если ты мальчик, то ты начинаешь любить свою мать и чувствовать ревность по отношению к отцу, ведь он твой конкурент. Если ты девочка, то ты начинаешь любить отца и ненавидеть мать, ибо она твоя конкурентка. Сегодня это уже установленные факты, а не предположения; в результате этого вся жизнь человека превращается в мучения. Мальчик переносит образ своей матери на всех женщин. Он постоянно находится в ее присутствии, становясь обусловленным. Только одну женщину он знает так близко. Ее лицо, ее волосы, ее тепло — все оставляет отпечаток, или импринт, запечатление. Происходит именно то, о чем говорят ученые-психологи: образ матери становится отпечатком в его психике. То же самое происходит и с девочкой в отношении отца.

Когда ты становишься взрослым, ты влюбляешься в женщину или мужчину и думаешь: "Мы созданы друг для друга". Но никто ни для кого не создан. Тогда почему же ты чувствуешь притяжение к какому-то определенному человеку? Причина — в импринте в твоем сознании. Мужчина должен каким-то образом напоминать тебе отца; женщина должна каким-то образом напоминать тебе мать.

Но, конечно, ни одна женщина не сможет быть точной копией твоей матери, и, в конце концов, ты ищешь не мать, а жену. Но твой внутренний отпечаток решает, кто станет тебе подходящей женой. Как только ты увидишь эту женщину, то уже не до логических размышлений. Ты немедленно чувствуешь притяжение, твой импринт немедленно начинает действовать: эта женщина для тебя, или этот мужчина для тебя.

Неплохо изредка встречаться на морском берегу, в кино или в саду до тех пор, пока еще хорошо друг друга не знаешь. Но вы оба стремитесь жить вместе, вы хотите связать себя узами брака, а это один из самых опасных шагов, которые могут совершить влюбленные.

Как только ты сочетаешься браком, ты начинаешь познавать другого человека; ты удивляешься любой мелочи: "Что-то произошло; нет, это не та женщина, это не тот мужчина", ибо они не соответствуют идеалу, который ты сама себе создала. Проблема лишь увеличивается оттого, что твоя женщина ищет свой идеал — образ ее отца, а избранник не соответствует ему. Ты хранишь образ матери, а избранница не соответствует ей. Вот почему все браки заканчиваются крахом.

Лишь немногие браки удаются, и, я надеюсь, Господь оградит тебя от такого "успешного" брака, так как удавшийся брак основан на нездоровой психологической почве. Есть садисты, которые получают удовольствие от того, что мучают других, а есть мазохисты, получающие удовольствие от самоистязания. Если муж и жена принадлежат к этим группам, то их брак будет успешным. Один мазохист, другой садист — получается прекрасная семья, ведь одному нравится мучиться, а другому мучить.

Обычно очень трудно определить: мазохист ты или садист, чтобы потом найти свою полярность… Если ты достаточно умен, то ты сходишь к психоаналитику, чтобы узнать, к какой группе ты принадлежишь, и попросишь его рекомендовать людей, которые подошли бы тебе.

Иногда, по чистой случайности, садист и мазохист находят друг друга и женятся. Они становятся самыми счастливыми людьми на свете, удовлетворяя потребности друг друга. Но какие это потребности? Они оба — психопаты, и их жизнь — сплошная пытка. Но в противном случае любой брак окажется неудачным по одной и той же причине: из-за того, что ты несешь импринт родителя.

Но даже в браке, к которому ты стремился главным образом из-за общения, ты не находишь удовлетворения. С женой ты становишься даже более одиноким, чем когда ты один. Оставить в одной комнате жену и мужа — значит сделать их очень несчастными.

Все попытки человека обзавестись семьей либо найти себе тысячу и одно занятие сводятся к одному — избавиться от мысли, что он одинок. И я хочу особенно подчеркнуть, что именно в этом и заключается основное различие между обычным и медитирующим человеком.

Обычный человек старается избежать одиночества, в то время как медитирующий все больше погружается в свое уединение. Раньше последнему приходилось покидать обыденный мир, он жил в пещерах, в горах, лесах только для того, чтобы побыть одному. Ему хочется знать, кто же он на самом деле. В толпе этого не узнаешь — слишком много препятствий. Тот же, кто познал уединение, познал величайшее благословение из всех, которые только доступны человеку, ибо само его существование уже блаженно.

Научившись гармонично пребывать в уединении, ты сможешь общаться, и твои отношения с людьми станут приносить тебе большое удовлетворение, ибо они не будут базироваться на страхе. Обретя свое уединение, ты сможешь начать заниматься творчеством, сможешь принимать участие во всем, что хочешь, ибо такое участие уже больше не будет бегством от самого себя. Теперь это способ твоего самовыражения, проявление всего твоего потенциала.

Только такой человек может быть всегда блаженным, умиротворенным, безмолвным, независимо от того, живет он в одиночестве или в обществе, женат он или нет. Он живет в танце, в песне; его жизнь — это цветение, аромат. Чем бы он ни занимался, он во все привносит свой шарм.

Но прежде всего необходимо полностью познать уединение.

Бегству от себя ты научился у толпы. Ты стал избегать себя из-за того, что все избегают себя. Каждый ребенок рождается в толпе и начинает имитировать людей, повторять их действия. Ребенок попадает в ту же мучительную ситуацию, что и другие. Он начинает думать, что в этом и есть вся жизнь. Он так и не поймет, в чем суть настоящей жизни.

Хочу напомнить, не путайте два совершенно разных понятия: уединение и одиночество. Не вызывает сомнений, что одиночество — это болезнь, а уединение — это отличное здоровье.

Гинсберг пришел к доктору Гольдбергу.

— Да-а, ты болен.

— Не слишком хорошо. Хотелось бы узнать другое мнение.

— О'кей, — говорит Гольдберг, — ты еще и урод.

Нас постоянно преследуют одни и те же недоразумения.

Запомни, для того чтобы узнать значение и величие жизни, необходимо сделать очень важный шаг: погрузиться в уединение. Это твой храм, там живет Господь; и больше нигде не найти этого храма. Ни на Луне, ни на Марсе…

Когда ты погрузишься в самый центр своей души, то не поверишь своим глазам: ты хранил столько радости, столько блаженства, столько любви… и сам же прятался от своих сокровищ.

Зная об этих сокровищах и об их неисчерпаемости, можно создавать новые отношения, предаваться новым видам творчества. Ты будешь дарить людям любовь, а не использовать их. Твоя любовь сделает их более достойными, ты не уронишь их уважение к себе. Тебе будет легко стать для них проводником в поиске их собственных сокровищ. Чем бы ты ни занимался, что бы ты ни делал, ты все будешь наполнять своим безмолвием, миром, блаженством.

Но этому основному закону не учат ни в семье, ни в обществе, ни в университете. Люди продолжают мучиться, и это принимается за само собой разумеющееся. Все страдают, поэтому нечего особенно переживать по этому поводу, ты не будешь исключением.

А я говорю тебе: ты можешь быть исключением. Ты просто недостаточно для этого старалась.

(The Golden Future)

Христианская заповедь гласит: возлюби ближнего своего, как самого себя. Но как можно любить других, если не любишь себя?

Прежде всего необходимо научиться любить самого себя. Не будь жесткой, будь помягче. Заботься о себе. Учись прощать себя, опять и опять: семь раз, семьдесят семь раз, семьсот семьдесят семь раз.

Учись прощать себя. Не будь жесткой, не противься самой себе. Только тогда ты расцветешь. И в своем цветении ты привлечешь к себе какой-нибудь другой цветок. Это естественно. Камни привлекают камни, цветы привлекают цветы. Это порождает отношения, богатые гармонией, красотой; они благословенны. И если тебе удастся создать такие отношения, то они перерастут в молитву, твоя любовь превратится в экстаз, и через любовь ты познаешь Бога.

Ошо

Ваша онлайн – реклама на сайте « Ясный свет»

Комментарии в RSS

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.


  • ЯСНЫЙ СВЕТ

    «Проясняйте и просвещайтесь»