Тихий голос Иоланды

Категория: Великие пророки. Ясновидящие. Целительницы. Блаженные.Гадалки., Гадание, Жизнь Богов, Новости, Парапсихология, Предвидение (проскопия), Ясновидение/ третий глаз - Май 25, 2013

Тихий голос Иоланды

Когда они остановились друг перед другом, возможно, кое-кто из присутствовавших вспомнил Квазимодо и Эсмеральду из «Собора Парижской богоматери»: большой, нескладный, с грубыми чертами лица Энтони и симпатичная блондинка с золотисто-карими глазами и весьма соблазнительной фигуркой. Да, это походило на римейк нашумевшего фильма, но только «разыгранный» на сей раз в жизни. Тем более что Энтони за пять лет до этого великолепно сыграл роль ужасного горбуна, а Иоланда… она не только обликом своим походила на танцовщицу с козочкой. Эта венецианочка владела цыганским искусством гадания на картах, как никто другой.

 Папина колода

Собственно говоря, благодаря колоде карт они и познакомились — всемирно известный актер, звезда Голливуда, дважды «оскароносец» Энтони Куин и безвестная, хотя и талантливая, Иоланда Аддолори, художник по костюмам. Случилось это в 1961 году.

Свой дар ясновидения Иоланда развила благодаря отцу, Ферруччио Аддолори. Тот и сам был предсказатель хоть куда. Не только домочадцы, но и все соседи не начинали какого-нибудь дела, прежде чем папа Ферруччио не раскинет карты. И когда Иоланда решила покинуть родную Венецию, чтобы в Риме постигнуть таинства профессии модельера, папа Ферруччио принялся тасовать колоду. Карты благословили. Однако папа настоял, чтобы, прежде чем оставить семью, Иоланда в совершенстве изучила и другие таинства — таинства предсказания будущего по картам. «Ты будешь там одна, тебе нужен советчик», — сказал он. И сам натаскивал ее в этом древнем искусстве, говоря, что если у него лишь способности, то у нее настоящий дар.

Действительно, карты не раз помогали ей в ее «взрослой» римской жизни. Советовали, ободряли, предостерегали. И казалось, что сами карты говорят с ней голосом отца. Но вот 7 апреля 1960 года ей позвонили родные и сказали, что с папой случился тяжелый сердечный приступ. Она побежала на вокзал, но поезда на Венецию в тот вечер уже ушли…

Иоланда была в семье младшенькой и, возможно, потому особенно близка с отцом. Она вернулась в свою убогую комнатку, которую снимала, и, сходя с ума от беспокойства, взяла в руки карты. Она просто хотела немного успокоиться, но карты вещали только об одном. Сколько бы она ни раскладывала их, они говорили: «Смерть»… В полном изнеможении она добралась до кровати и забылась.

В два часа ночи ее разбудил какой-то шум. Очнувшись от тяжелой дремы, Иоланда услышала голос отца. Он звал ее. Холодеющими от страха руками она схватила телефон, набрала венецианский номер, уже зная, что скажут родственники. Она не ошиблась. Ферруччио Аддолори умер несколько минут назад, в тот момент, когда сам «сказал» ей об этом.

Нам не известно, что завещал папа Ферруччио другим своим детям, но точно знаем одно: Иоланде досталась старая, затертая колода карт. Тоскуя об отце, Иоланда часто раскладывала их на своем столе, и они раз за разом повторяли: уже совсем скоро она встретится со множеством «очень важных» людей, станет известной… А еще старые карты обеспокоенным голосом отца предупреждали, что любовь ее станет предметом скандала, а сообщение о свадьбе будет во всех газетах!
 

Вчетвером к венцу
 

Через год она встретилась с Энтони Куином. Он приехал в Италию, чтобы сняться в фильме «Варавва». И кого же он мог играть, как не разбойника Варавву! Куина знали как человека выдержанного и жизнестойкого, но шел долгий процесс развода с предыдущей женой, и «разбойник» был угнетен, страдал от одиночества. Иоланда Аддолори работала на фильме художником по костюмам.

«Квазимодо» увидел свою Эсме-ральду и влюбился без памяти. Хотя понял это значительно позже. Она пыталась придерживаться только «чисто профессиональных» отношений, но могучий талант включил всю свою мощь, и Иоланда, естественно, была побеждена.
Бракоразводный процесс Куина длился долго, настолько долго, что до его завершения Иоланда успела родить «своему Тони» двоих детей. Так что под венец, можно сказать, пошли вчетвером.

 

Карты не обманули. Она действительно стала известной, попала в общество очень важных людей. К сожалению, подтвердилось и другое предсказание. Любовь Иоланды и Энтони была разнесена по скандальным заголовкам великого множества газетных страниц. Последним всплеском «желтой болтовни» стала их свадьба, после этого пересуды, можно сказать, прекратились.
 

«Ведьма»
 

Однако жизнь в качестве «признанной» жены началась нелегко. Первой ролью в «семейном спектакле» неожиданно оказалась роль домашней мегеры.

Широта души Энтони уже давно превратилась в голливудскую легенду, этот записной экранный злодей не умел отказывать никому, кто захотел бы воспользоваться его протекцией или частью его состояния. Но мимо чуткого взора «гадалки» не проходило ничего. Поначалу Куин отмахивался от предупреждений Иоланды. Он никак не мог поверить предупреждениям жены об истинной подоплеке сладких улыбок «лучших друзей», считая, что она просто ревнует. Прихлебатели же оценили ситуацию гораздо быстрее и тут же окрестили ее ведьмой. Она же, всячески оберегая чувства любимого человека, старалась подготовить его к тому, чтобы, когда истинный смысл поступков некоторых «друзей» станет явным, ожоги души были не так болезненны. После нескольких сбывшихся предупреждений «ее Тони» поверил в искренность Иоланды.
«Будет успех, но не будет «Оскара»

 

Вера Энтони в то, что Иоланда (или ее колода) «видит насквозь», укрепилась после того, как она с предельной точностью начала предсказывать степень успеха фильмов с его участием задолго до того, как он начинал в них сниматься. Но именно потому, что теперь уже верил ей безоговорочно, он отказался слушать ее. «Держи все это при себе», — сказал он. Он считал, что, если будет знать об успехе или провале своего будущего фильма, это так или иначе скажется на его работе, что было бы нечестно. Поэтому Иоланда стала говорить о судьбе будущего фильма лишь после того, как Тони заканчивал сниматься в нем.
 

Но однажды изменила этому правилу. Она лишь только глянула на первую склейку «Грека Зорбы», как тут же увидела, что это и есть вершина творчества ее мужа. Она не выдержала и сообщила ему об этом. И добавила, что «Грека» ждет большой успех, возожно, даже больший, чем «Пушки На-варрона» и «Лоуренса Аравийского» — фильмы, в которых он снялся соответственно за два и три года до этого. Но Куин не рассердился за преждевременный прогноз, потому что на этот раз просто не поверил ей. Ведь оба те фильма были боевиками, а их-то публика принимает лучше всего… А тут незамысловатая драма неунывающего грека-неудачника, нет, она не сможет захватить мировую публику. «Зорба, — сказал он, — это другой герой. Меня привыкли видеть стрелком, который укладывает врага с первого выстрела, бойцом, который одним ударом валит с ног кого угодно, я для них всегда — солдат удачи…».
 

Иоланда раскладывала карты снова и снова, и все так же твердо говорила о том, что именно Зорба станет тем героем Куина, о котором узнает весь мир.
 

Успех был огромный, Куина в очередной раз номинировали на «Оскара». Энтони зажегся надеждой. Но Иоланда охладила его. Она прекрасно понимала, что Энтони достоин «Оскара» за эту работу, но также твердо знала, что он его не получит. В день церемонии вручения премий Академии киноискусства она, конечно, пыталась поддержать Куина, говоря, что она может ошибаться и он получит-таки заветную статуэтку, но в какой-то момент Энтони все понял. Он шел на церемонию уже без надежды на успех. И правда, приз за лучшую мужскую роль достался Рексу Харрисону за благообразного профессора Хиггинса из «Моей прекрасной леди».
 

Единственный шанс, и тот негарантированный 

Как и множество людей, обладающих особыми способностями, Иоланда не раз говорила, что желала бы стать «нормальным» человеком и не иметь тех талантов, которые иногда в радость, а чаще — в тягость…

Но тут же происходило нечто, что заставляло Иоланду вновь поверить в благое назначение завещанного папой дара.
 

…Лоренцо, их младший сын, оказался на больничной койке. Он умирал от инфекции, природу которой не могли установить самые лучшие врачи. Иоланда, измученная бессонницей и ожиданием, с замиранием сердца решилась-таки взять в руки старую колоду. Открывая карту за картой, она с облегчением видела, что карты сулят юному Лоренцо только жизнь. Она немедленно сообщила об этом Энтони. Надежда на благоприятный исход подняла дух семьи. Карты папы Ферруч-чио не солгали и в этот раз: Лоренцо выздоровел.
 

…Иоланда была дома в Лос-Анджелесе, когда из Нью-Йорка позвонил Энтони. «У меня рак горла», — сказал он. И сообщил охваченной ужасом жене, что врачи готовят его к срочной операции. Иоланда отказывалась верить этому, пыталась уговорить мужа повременить с операцией… ну хорошо, пусть лишь подождет у телефона, она только глянет, что говорят карты папы.
 

Энтони не хотел ждать. Что ждать, когда его актерская карьера, то есть сама жизнь, висит на волоске! Актеру не жить без голоса! Нельзя ждать, спасти голос может только срочная операция. Так говорят врачи. Дают ли они гарантию? Нет, не дают. Это лишь шанс, единственный шанс.
Положив трубку, Иоланда бросилась к картам. Верная папина колода вновь и вновь говорила о том, что Тони не болен раком. Ему не нужна операция. Она и сама знала, что корень проблемы — в нынешнем психологическом состоянии Тони. Она звонила несколько раз, пыталась уговорить мужа отказаться от операции. Тщетно, «солдат удачи» запаниковал, сейчас он больше верил врачам, чем своей любимой предсказательнице.

 

Иоланда жутко боялась самолетов, но страх за любимого человека подавил страх высоты. Первым же рейсом она вылетела в Нью-Йорк, чтобы увести мужа от этого «негарантированного шанса», возможной творческой смерти.
И… все же уговорила обратиться в другую клинику и пройти повторное обследование. Новое обследование показало — Тони здоров.

 

Конец истории
Наверное, теперь мы уже не узнаем, «доносила» ли старая колода карт своей хозяйке о том, что каждый раз глубоко ранило ее сердце, — о многочисленных романах Тони. Если и доносила, то что? «Домашняя ведьма» ничего изменить не могла. Она боролась с Тони ради него самого, ради себя бороться с ним ей было не по силам. Потому она закрывала глаза на то, что у Тони от двух жен и трех любовниц уже 13 детей. Пусть, пусть, только бы ее Тони оставался с ней!

 

Однажды карты сообщили роковую весть: Энтони все-таки уходит к своей секретарше, тридцатипятилетней Кэти Бенвин, которая четыре года назад родила ему дочку, а потом сына. 19 августа 1997 года состоялся развод.
 

Тридцать один год спустя история повторилась…
…Иногда она садится и раскладывает старые карты. Должно быть, выдыхается даже сила волшебства: теперь голос папы Ферруччио невнятен, еле слышен, он успокаивает ее, говорит, что все образуется, но Иоланда уже не верит ему. Трезвый четкий голос газет сообщает о новой жизни 84-летнего Тони, о его новой семье, о маленьких детях, которые по возрасту годятся ему в правнуки, он счастлив, он забыл ее…
В 2001 году он ушел навсегда. Не только из ее жизни.

Ваша онлайн – реклама на сайте « Ясный свет»

Комментарии в RSS

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.


  • ЯСНЫЙ СВЕТ

    «Проясняйте и просвещайтесь»